Умел делать массаж

Умел делать массаж

Эта история произошла, когда я учился в «Меде». 3-курс, бедный студент ищущий подработки, умел делать массаж, ухаживать за лежачими, но дохода это приносило совсем мало, так что находился в вечном поиске работы. Но мне повезло, тетушка подсуетила через своих знакомых подработку – делать массаж одной колясочнице. Сказала, что девчонка молодая, с родителями попала в аварию несколько лет назад, все обошлось, но у нее проблема с позвоночником, делали несколько операций, врачи прогнозировали что она сможет встать, но почему то прогресса так и нет. Хотя рассказала, что семья довольно состоятельная и мне неплохо должны платить.
Я, конечно же не мог отвергнуть такое предложение, и с радостью согласился. Вскоре тетушка дала мне адрес и я помчался к назначенному времени на «шабашку».
Дверь мне открыла дама лет, немного за 50. Морщинки на лице выдавали ее возраст и волосы с проблесками седины, но я уверен, что лет 30 назад она была первой красавицей и вслед ей оборачивались почти все представители сильного пола. Меня сканировал умудренный жизненным опытом взгляд, он буквально видел меня насквозь. Я застыл на пороге и даже забыл поздороваться.
— Извините, я от Татьяны Валентиновны, Здравствуйте.
— А-а-а, Артем! Привет, заходи, мы с Софочкой, как раз тебя ждем.
За порогом находилась довольно большая и уютная квартирка. Меня сразу пригласили на кухню на чашку чая. Все мои попытки отказаться и перейти непосредственно к делу были тщетны. Вера Андреевна, оказалась довольно гостеприимной и вежливой дамой, за чашкой чая, заметила, что помнила меня совсем еще маленьким, тогда они часто общались с моей тетушкой. Она рассказала, мне про ту историю с аварией, про то, как Софья получила травму, было пролито много слез, проведена не одна операция, куча денег, реабилитация. Но не смотря на заверения всех врачей, что у нее все в порядке, девочка ее так и не встала на ноги. Она замкнулась, угасла и по ее мнению просто существует. Через 10 минут чаепития из комнаты на коляске выехала София. Первое впечатление, говорят обманчивое. И оно было двоякое: жалость и легкое презрение или негодование. Картина действительно была плачевной – молодая девушка, прикованная к инвалидной коляске, длинные волосы растрепаны, взгляд потерян глаза пустые, безжизненные, одета в потертую ночнушку. Эта картина и вызвала у меня жалость. Дальше было совсем не то что я мог представить. Она проехала мимо меня, даже не посмотрев в мою строну, как будто меня совсем не было, подъехала к столу, взяла чашку специально приготовленную для нее, отхлебнула и чуть не швырнула ее в свою бабушку, с язвительным криком «- Почему не сладкий?». Развернулась и укатила в свою комнату, даже не бросив на меня взгляд. Вера Андреевна проводила ее укоризненным взглядом. А мне сказала, что мне придется с ней работать. Я не первый массажист, который с ее разминал, но ее капризы заставили всех уйти.
Я вымыл руки и Вера Андреевна проводила меня в ее комнату. Мы зашли в тот момент когда она Софья самостоятельно пыталась перелезть с коляски на свою кровать. И чуть не упала не поставив ее на тормоз. Но я вовремя успел подскочить и взял ее на руки и положил на кровать. Тут наши глаза впервые соприкоснулись. Я увидел изменение, на долу секунды в них сверкнула искорка. Но она быстро угасла, взгляд опять стал каменным. Вера Андреевна представила меня как ее нового массажиста и родственника ее подруги и удалилась.
Я поздоровался, попытался завязать диалог, но она парировала и просила просто делать свою работу. Я взял ее на руки и перенес на специальный массажный стол. Я был просто в экстазе, когда его увидел, ведь делать массаж сидя рядом с пациентом на его кровати очень не удобно и очень быстро устаешь. Когда я расположил Софью на столе, она укоризненно посмотрела на меня, приподняв полу ночнушки, мол ты так собираешься делать массаж или снимешь ее с меня. Я извинился и аккуратно начал снимать с нее одежду. Меня поразило, что по ней ничего не было. И не смотря на то что она была полностью обнажена передо мной на ее лице не было ни капли смущения. Я приступил непосредственно к процессу массажа, разминал мышцы ее безжизненных ног. Начиная с бедер и спускаясь ниже. Мой взгляд смутила огромная копна черных волос на ее лобке и полностью заросшая вагина. Но это не самое страшное, хуже было чувствовать запах мочи, исходивший из этих зарослей. Он не просто заставлял щуриться, а резал глаза. Думаю Она это знала и мне показалось, что это было специально, Даже на лице ее созрела ухмылка, когда я раздел ее. Но я как истинный профессионал, коем себя считал, старался не подавать вида и продолжать процедуру. Я все время разговаривал с ней, спрашивал что она чувствует. Но получал только отрицательные ответы и упреки в свой адрес за длинный язык. Я замолчал, и продолжил процедуру. Когда я «отмассажировал» и размял правую ногу, и приступил к левой, массируя внутреннюю сторону бедра я заметил, что она расслабилась и немного закатила глаза. Тыльная сторона моей ладони часто задевала ее половые губы. Я пытался извиняться, но она меня просто затыкала. Заканчивая с левой ногой, я заметил как соски ее набухли просто стояли колом. Она руками начала массировать себе грудь. Меня это изрядно смутило. Как раз я закончил и перевернул ее на живот. В мои обязанности входило полностью размять ее тело. Закончив первую процедуру, я одел ее и посадил на кресло. Как ни странно она поблагодарила меня. Тут вошла ее бабушка. Я вышел. Они о чем то разговаривали, пока я одевался. Она догнала меня в дверях и сунула в руки несколько купюр. Я был удивлен таким большим гонораром, хотел вернуть часть, но Вера Андреевна настояла но том что бы я все забрал. Добавила, что я Софочке понравился, а это большая редкость и радость для нее.
Далее все шло по одному сценарию, я приходит, пил с ее бабушкой чай, потом разминал Софью. Но все это действо приобретало новый оборот. Софья начала со мной общаться, мне даже показалось, что начала немного доверять. Она отвечала на мои вопросы, более не дерзила и не грубила. Я узнал, что после аварии ее бросил парень, ей тогда было 17-ть, и вот уже 3 года она разочарованна в особях мужского пола. Мне, как начинающему психологу (я получал параллельно второе образование), было очень интересно, ведь это практический случай и я могу в нем не только разобраться, но и помочь. Ведь я увидел проблему. И был уверен, что ее множено решить. Я изучил ее карту и заключения врачей, и у меня возникла мысль, что ее травма травматического характера, а скорее психологическая.
После месяца занятий, я стал практически своим человеком в их небольшом мире. Они делились со мной переживаниями, мелкими проблемами. А самое главное, это взгляд Софьи – он начал наполняться жизнью, на лице пусть редко, но я видел улыбку. И в душе был горд собой, т.к. считал, что все же это моя заслуга. Я в тайне поделился своими наблюдениями и мыслями с Верой Андреевной. Она улыбнулась и сказала, что давно заметила изменения и благодарна, что я появился в их жизни.
Однажды после сеанса Вера Андреевна сказала, что ей нужно на месяц уехать, и просила меня чаще быть с Софьей, практически заменить ее на время отсутствия ее родителей, в дневное время, обещала платить больше, да и просто уговаривала меня согласиться. Я не отказался, к тому же на дворе было уже лето, каникулы.
И в первый же день как Вера Андреевна уехала, началось самое интересное.
Я пришел почти с утра. Ведь мне надо было помогать Софье не только сходить в туалет, но и вымыть и накормить ее. В дверях меня встретили ее родители, уходящие на работу, несколько напутственных слов и я запер за ними дверь. После ванной я вошел в ее комнату, Софья что то читала. Она улыбнулась мне и попросила помочь ей сходить в туалет. Она не использовала утку, а ходила на унитаз, ей нужно было помочь просто пересесть с коляски на него. Но она была девочкой довольно легкой, поэтому я носил ее везде на руках. После туалета я отнес ее умываться, раздел и посадил в ванну и помогал по мелочи. Она почти все делала сама. Потом обтер полотенцем и завтракать. После завтрака я вернул ее в ее комнату. Мы беседовали, но разговор Софья постепенно переводила на интимную тему. Она была уверена, что в ней нет ни капли сексуальности и что она никогда не заинтересует мужчину, т.к. почти ничего не чувствует. Я привел ей в ответ свои наблюдения, ведь когда я ее массажирую, ее соски стоят дыбом и влагалище становится влажным, это факт, которого отрицать нельзя. А значит надежда есть. А для начала нужно просто почувствовать свою сексуальность.
— У меня есть одна идея, но сначала надо привести тебя в порядок.
— Я согласна.
— Тогда пойдем в твою комнату.
Я отнес ее в комнату, расположил на кровати, раздел.
— У тебя отличная фигура, красивые волосы и замечательная улыбка! Лично мне она нравится.
Я поднес к ее к зеркалу, она улыбнулась. Я вернул ее на ее кровать.
— Но есть один нюанс.
— Какой.
Я рукой поводил по ее волосам на лобке.
— Исправим?
Она кивнула в ответ.
Я принес из ванной полотенце, пену для бритья, воду в ковшике и бритву. Но побоялся сразу брить, вряд ли станок справился бы с такими зарослями без порезов. Начал срезать волосы ножницами, потом хорошенько напенил и приступил к бритью. Аккуратно водя по лобку бритвенным станком, я заметил, что Софья улыбается.
— Мне немного щекотно. Хихикая сказала она.
— Даже приятно. И томно вздохнула.
В это время я пошире раздвинул ее ноги и начал брить половые губы. Пришлось одной рукой оттянуть сначала правую, потом левую. В это время я заметил, что ее соски набухли и она одной рукой начала теребить левый сосок, с ухмылкой поглядывая на меня. «Блин, смотреть на обнаженную девушку приятно, возбуждает, да еще трогать ее гениталии и видеть как она возбуждается вообще просто восхитительно. Во время всей этой процедуры, мой член просто дымился, мне так хотелось бросить бритье и впиться язычком в ее влажные губы, ласкать клитор, что бы она стонала от удовольствия. Но она мой пациент, моя подопечная, я ей помогаю…»
Я уже закончил, поднял взгляд на Софью. Она закрыла глаза, продолжая теребить набухший сосочек. Я не удержался и начал руками массировать ее клитор. «Как приятна на ощупь нежная плоть, так и хочется ласкать ее, не отрываясь не останавливаясь». Вдруг вторая ее рука легла на мою, надавила и потянула к клитору, как бы показывая где ей приятнее. Я начал массировать ее клирор, а она развела пальчиками половые губы. Ее лоно открылось мне во всей ее красе, как только что раскрывшийся бархатный бутон. Я снова не удержался и припал губами к ее цветку. Вкус пены для бритья не долго перебивал вкус ее соков, а запах страсти все усиливался, кружа мне голову. Кровь била в виски, так что в голове гудело. Но сквозь это я все же разобрал ее стоны, они становились все громче с каждым моим движением, быстрее и быстрее. Дыхание стало прерываться…. «Она кончает!» Движения мои стали замедляться в такт ее восстанавливающемуся дыханию. Остановился и посмотрел в ее глаза. Тут она вдруг резко закричала. Я чуть с ума не сошел.
— Я чувствую, мне ноги колит!!
Никогда бы не подумал, что так бывает.
Она схватила меня за ремень и подтащила к себе. Я не сопротивлялся, т.к. возбуждение давно взяло верх над разумом. Она расстегнула ремень, ширинку, спустила штаны вместе с трусами. Блин мой член не вывалился. Он выпрыгнул из трусов, стоял колом, строго указывая на лицо Софьи. О как же приятно мне было, когда она взяла его в свои нежные мягкие руки. Как она сжала и отодвинула плоть. Вышедшую головку она сначала поцеловала, а потом она погрузилась в ее ротик. В этот момент мои глаза закрылись от удовольствия, а мысли исчезли. Моего извержения ждать долго не пришлось. Я забыл предупредить ее кончил прямо в ротик. Открывая глаза я подумал, что все испортил, но был не прав. Какая же это приятная картина: когда девушка улыбается, а с кончика губы стекает твоя сперма. Я видел как она сделала большой глоток. Я вытер подтек своего недоразумения с ее губ. И наши губы соединились…
Продолжение следует.

Прошепчи дальше....

Добавить комментарий